в поисках просвета

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

в поисках просветаПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | следующуюСледующая »


суббота, 11 апреля 2009 г.
Кейтти Каллен 10:42:26
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Что же ты, девочка…. Ведь ты сама п... Кейтти Каллен 10:39:26
Что же ты, девочка…. Ведь ты сама пустила его по венам…
Что же теперь ты жалуешься, что он так больно отталкивается от сердца и скользит под твоей кожей…
Не надо, милая, не заламывай руки – это уже не поможет….
Он, текущий в твоих венах, будет громко стучаться в сердце по ночам, так громко, что ты будешь слышать это биение…
Не пытайся выплакать его горячими слезами – он слишком в тебе, в каждой клеточке, в каждой капле крови…
И, может быть, ему тоже не доставляет удовольствия нахождение в тебе и вид тебя «изнутри», но он уже слишком и по-другому ему уже не жить…
А если кто-то выше услышит твои просьбы лишить тебя крови, до последней капли, чтобы и он исчез, медленно вытекая, опустошая твои вены, вы оба будете останавливать кровотечение…. Ибо он уже слишком в тебе…
(с)Л_Леди
Прoкoммeнтировaть
Мы забываем.Зонтики в маршрутках.Св... Кейтти Каллен 10:38:29
Мы забываем.
Зонтики в маршрутках.
Свои книги на чужих полках.
Имя первого мальчика.
Обещания, которые не хочется выполнять и просто обещания.
Сделать домашнее задание. Друзей. Поздороваться с соседкой.
Что мы уже взрослые. Мелкую сдачу в магазине.
Телефон, по которому надо срочно позвонить.
Прошлую ночь. Диск в плеере, и теперь в руках только пустая коробочка.
Как называется вот это, как его… О времени. Обиды. Выключить утюг.
Зайти после работы в магазин. Дни Рождения. Извиниться.
Стихи, которые вроде бы учили. Что собирались быть гордыми.
Подвести ресницы. А еще мы забываем слова, забываем, что так их и не сказали.
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
У лукоморья дуб зелёный. Есть Интер... Кейтти Каллен 10:13:53
У лукоморья дуб зелёный.
Есть Интернет на дубе том
Там виснет в "аське" кот учёный,
Отбросив песни на потом
Там на неведаных дорожках
Отлично ловит "Мегафон".
Там в бочке с медом "Старый мельник".
По морю мчит сам князь Гвидон.
Царевна СМС всем пишет.
А серый волк свой плеер ищет.
Там царь Кощей на сайте чахнет.
Там чудный дух, там "Ролтон" пахнет.
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
...На твоем месте, Я сделала бы точ... Кейтти Каллен 10:11:45
...На твоем месте, Я сделала бы точно так же. Беги от сюда...
Дела позволят отдалится на время, а потом и вовсе свалить.
И поменяй наконец колодки. Мало ли...
И погода плохая...
Прoкoммeнтировaть
пятница, 10 апреля 2009 г.
ну вот зачем он так.зачем написал))... Кейтти Каллен 11:15:11
ну вот зачем он так.
зачем написал)))))))

ЛЕША, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ БОЛЬШЕ ЖИЗНИ!!!

но мне так страшно.
сердце разрывается на куски!!!
Прoкoммeнтировaть
четверг, 9 апреля 2009 г.
Хуже всего - изображать спокойствие... Кейтти Каллен 16:59:21
Хуже всего - изображать спокойствие. Когда ты не можешь бить посуду, потому что расстроится мама. Не можешь запустить в стену свой телефон с его фотографией на экране, потому что хрен ты купишь новый. Не можешь уйти к друзьям, потому что у них есть дела поважнее. Не можешь рассказать ему, как тебе плохо, потому что плохо из-за него самого, вот неудача. Не можешь даже написать какой-нибудь куцый стих о неразделенной любви. Все, что тебе дозволено - плакать так, чтоб никто не слышал.
Прoкoммeнтировaть
суббота, 4 апреля 2009 г.
Все мы рождаемся и умираем с одной ... Кейтти Каллен 12:07:11
Все мы рождаемся и умираем с одной и той же
невысказанной просьбой на губах: Любите меня,
пожалуйста, как можно сильнее! В отчаянных
поисках этой дурацкой несбыточной любви к
себе мы проходим мимо великолепных вещей,
которые вполне могли бы сбыться, в том числе
и мимо настоящих чудес. Но нам не до них: мы
слишком заняты поиском тех, кто нас оценит и
полюбит...
Прoкoммeнтировaть
Кейтти Каллен 12:04:03
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Кейтти Каллен 11:56:33
Запись только для зарегистрированных пользователей.
вторник, 31 марта 2009 г.
Я тебя ненавижу , за то,что ты рядо... Кейтти Каллен 11:04:29
Я тебя ненавижу , за то,что ты рядом
За то, что себя не позволишь забыть
За то, что ты дразнишь меня своим взглядом...
За то, что заставил тебя полюбить

Я тебя ненавижу ,за то, что позволил
Однажды к твоим прикоснуться губам..
Это не было против чей-то воли
Просто я отказать бы тебе не смогла.
Я тебя ненавижу за каждое действие , за каждый твой шаг
Я тебя ненавижу, а что здесь такого?
Я тебя не навижу , но ты мне не враг..
Я тебя ненавижу за те все ошибки.
Что совершил у меня на газах..
Ненавижу твой взгляд , ненавижу улыбку..
Ненавижу твой голос расскрытый в словах..
И тёплые руки твои ненавижу..
Хотя и согрели однажды меня.
Я в тебе нахожу за, что зацепиться
Хочешь, придирками это зови..
Но, знай я не стану с этим мириться
Несмортя на то, чувство , что прячу внутри...
Я тебя ненавижу за всё, что ты сделал
За, то что вот так относился ко мне
Всё стало черным, что было белым
Когда ты в моей появился в судьбе
Я тебя ненавижу за то, что узнала,
Все тайны твоей не раскрытой души..
И много я ещё не сказала...
Всё хочешь узнать?Тогда не спеши...
Есть много того, что я ненавижу
Твой запах, одежда, всего и не счесть
И имя твое призираю . Ты слышишь?
Ошибешься , подумав,что всё это месть...
Ненавижу за то, что меня ты обидел
Ненавижу за то,что ушёл навсегда
Многих слез, ты так и не увидел...
Что толку от них? Это Просто вода..
Я тебя ненавижу за то, что теряю
За то, что тебя уже не верну..
Я тебя ненавижу за то, что страдаю
Я тебя ненавижу за то, что ЛЮБЛЮ..
Прoкoммeнтировaть
Как легко завидовать той, что ловит... Кейтти Каллен 11:01:42
Как легко завидовать той, что ловит восхищенные взгляды, смеется в лицо бедам, преодолевая их шутя; той, чья улыбка раскрасит яркими красками любой хмурый день; той, что не помнит обид… Но как трудно поверить в то, что она умеет плакать, что где-то в уголках ее души прячутся боль и горечь потери, что равнодушное "да так, не важно" скрывает бурю чувств, что где-то далеко, в пыльном шкафу или кладовке спрятан маленький кораблик из ракушек, или бережно засушенный цветок, или плюшевая игрушка, или… сколько еще "или", как безмолвные свидетельства слабости придают "сладкой" жизни сильной женщины горьковатый привкус…
Прoкoммeнтировaть
Кейтти Каллен 10:44:05
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Когда-нибудь я стану совсем взросло... Кейтти Каллен 10:08:13
Когда-нибудь я стану совсем взрослой.

Удалю все файлы, рассказы, песни и фото. Это будет называться: "Прощание с детством"

Я перестану дурачиться на улице и есть в Маке, болтать глупости и принимать всё близко к сердцу.

Когда-нибудь ты, возможно, соскучишься по мне прежней.
Я совсем разучусь любить.

Мне сделают больно, а я переживу это. Без эмоций.Совсем как взрослая.
Я уже не буду нервничать.

Я буду плакать на людях. Только в душЕ.

Возможно, я наткнусь на нашу переписку, и мне захочется рассказать тебе что-то важное.

Но ты же хотел меня взрослую.

А это регресс.
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
Моя маленькая станция переливания к... Кейтти Каллен 09:52:14
Моя маленькая станция переливания крови дала сбой.
Сердце кричит "прием", в ответ шепот слышен "отбой".
Теряю сознание от осознания "уже не с Тобой"..

Мой дорогой, моя маленькая планета Земля сошла с орбиты,
Когда подумалось, что ничья - все карты биты,
Вместо "люблю" чудится уж "иди Ты"..

Светят софиты Твоих глаз в мои глаза, вызывая цунами.
Давай назовем эту сказку: "Все то, что было не с нами"
И будем бежать друг от друга марш-бросками?..

Твоими руками застегиваю свою душу наглухо, до пуговицы последней,
Целую Тебя обкусанными до крови губами в передней,
Это мой выход /безвозвратный/, и я посвящаю ей

счастливой жизни /без меня/ Твоей
Прoкoммeнтировaть
Я уже забыла, как выглядит твоё лиц... Кейтти Каллен 09:49:29
Я уже забыла, как выглядит твоё лицо вблизи с моим
Забыла, как ты дышишь мне в ухо,
Я забыла ,что такое твоя мимика и жесты, я забыла твой голос, не нарушаемый хриплыми помехами телефонной связи, я забыла, какая на ощупь твоя кожа, я забыла, как пахнут твои волосы после душа, я забыла, я забыла, я забыла, что такое забывать. обо всём, когда ты входишь в меня и как это, когда ты во мне.
Мне чудовищно жаль своего загубленного сентября, я слишком много пью, слишком много смеюсь, слишком много танцую, и я забыла.
Я забыла, что такое, быть с тобой.
Прoкoммeнтировaть
исче посмеяться)))))) Кейтти Каллен 09:48:13
­­
Прoкoммeнтировaть
это надо видеть))))) Кейтти Каллен 09:31:37
­­
Прoкoммeнтировaть
и нервно локон теребя..решусь на в... Кейтти Каллен 09:27:21
­­
и нервно локон теребя..
решусь на всё тебя любя
а хочешь? раз и навсегда
разрежу плоского червя?
***
словно в тумане ..
как под наркозом..
слышится шёпот..
'Это фаза-метоза....
(с)Татьяна Мусатова
Прoкoммeнтировaть
- Свет мой, вольво, ну скажи,Да вс... Кейтти Каллен 09:24:22
­­
- Свет мой, вольво, ну скажи,
Да всю правду доложи!
Я ль на свете всех бледнее,
Всех прекрасней, холоднее?

Вольво же в ответ тупит,
Все стоит, не говорит...
Обернулся он к фанатам:
-Вот скажите мне, ребята.

Я ль на свете всех бледнее,
Всех прекрасней, холоднее?
Получил он тут ответ?
Вы так думаете?! Нет!!!

Даже если кто ответил,
За фанатским визгом этим,
Сам себя не слышал парень,
Наш красавец Эдвард Каллен.

-Если так пойдет и дальше,
Честно вам скажу, без фальши,
Без оглядки и сомнений
Я уйду, захлопнув двери

В Гарри Поттера фандом
И покину сей дурдом!
Без шумихи и проблем
Буду СЕДВАРД ДИГГИЛЕН!!!
(с)Рита Меснянкина
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
дневник карлайла Кейтти Каллен 09:12:17
Автор: Maphen



От автора: Автор заранее приносит извинения, но муза ее не решает, когда ей приходить, и что говорить.

Они такие серьезные, задумчивые, романтичные, таинственные, возвышенные...давай­те посмотрим на них с другой стороны!





...Вообще я всегда думал, что ему нужна пластическая операция. Я, конечно, старался никогда не говорить об этом... но нос у него слишком маленький...
А эти синие трусы...

За то он всегда смеялся над тем, что у нас с Розали одна бутылка перекиси на двоих...
А у Элис было видение, как я похитил у жены пинцет, чтобы придать бровям форму, я отпирался, как мог! Но пинцет в моей руке говорил сам за себя. Я сказал, что собирался идти к оборотням и выщипать на ком-нибудь "пни собаку". Но глаза Розали сказали мне, что я неубедителен.

Заметка для себя: она тоже брала пинцет! Но я решил молчать, не то она ограничит, а то и вовсе перекроет мне доступ к перекиси...

Я сдался. Я вернул пинцет и даже специально не смотрел, куда жена перепрятала его - чтобы не подвергаться соблазну и не ставить под удар свою репутацию. Я выдержу! Я сильный! В конце-концов, я хирург! Да! Я же хирург!

На следующий день я старался вести себя как можно более естественно, чтобы не вызвать подозрений. За завтраком (Эсми подала козий концентрат, он был хорош, но я не смог насладиться вкусом, я был слишком поглощён волнениями и трепетом, будто вор, пошедший "на дело" впервые). Я даже сказал, что моя затея с пинцетом была глупой и смешной, я даже хихикнул пару раз, не забыв проверить реакцию семьи. Надеюсь, мой взгляд не был слишком вопросительным в тот момент. Розали посмотрела на меня с пониманием. Они вообще все такие понимающие, моя семья! И вообще, у всех свои слабости. Вот, например, Эммет, он всем говорит, что любит гризли. Хотя однажды гризли чуть не полюбили его (но это уже другая история, надеюсь, этот дневник никогда не попадет к нему в руки). А на самом деле он любит енотов. Да, енотов! А Эдвард с ним в заговоре и тоже всем говорит про гризли. Это у них уговор такой. А Эммет молчит про синие трусы. Кто-то мог бы подумать - ну что такого в синих мужских трусах? А вот что! Он предаёт наши идеалы! Когда-то мы поклялись друг перед другом, что что бы ни было снаружи, внутри мы останемся тем же, сколько бы слоёв ни было, суть останется неизменной, прежней, что мы всегда будем носить нижнее бельё наших времён. А он посмел нарушить клятву!Нам нужно было запасаться. В 1925 году в Лондоне пропало всё нижнее бельё со складов. Это были мы. Сложнее всех было со мной. Мне пришлось обратиться в клуб исторической реконструкции. И хоть ребята и помогли мне, я понял, что они несерьёзны, что они пустышки. Под нарядами ушедших лет скрывались синие трусы! Это даже хуже, чем Эдвард! В моей речи синие трусы становятся нарицательными. Но если бы кто-то мог испытывать к трусам то же, что испытываю я, он бы понял меня - мне кажется, я созрел. Да, я созрел. Я сожгу их все! Ты останешься без трусов, мой мальчик! Да, ультиматум! В моём доме будут носить только бельё Калленов! Такова воля отца! И нечего тут!

Да, я отошёл от темы - это так, о толерантности в семье Калленов


Я прибыл на работу, колени мои дрожали, в глазах темнело, ком подступал к горлу...

- Ключи от моего кабинета, - потребовал я. Думаю, выглядел и чувствовал я себя, как наркоман - хотя нет, как Эдвард. Да, как Эдвард рядом с Беллой.

Я спешно поднялся по лестнице, убедившись, что меня никто не преследует, я просочился в свой кабинет. Дико озираясь, я проверил, нет ли засады. Кажется, всё было чисто мне показалось, что от волнения а задыхаюсь. На всякий случай решил не дышать.
Инструменты... сияющие.... стерильные... они должны были открыть для меня новый мир - мир идеальных бровей. Ланцет, зажим, щипцы... что же подойдёт лучше?... глаза разбегались, но брови нависали над ними, это превратилось в паранойю - мне казалось,что они разрастаются с каждой секундой, с каждым мгновением, я должен был остановить это безумие!
В необузданном, диком порыве я схватил зажим - произошло нечто странное - я с остервенением дергал веко, но причем тут оно?!... я немного успокоился и решил начать сначала.
Я взял инструмент экзекуции и чашку петри, заготовленную для покойных в перспективе волос, формирующих бровенные образования.Я скрылся за кушеткой и принялся за работу - весь день из кабинета доктора Карлайла доносились глухие, но несмотря на это, душераздирающие вопли.
В результате я обманулся - красная опухшая кожа над глазами выразила протест моим действиям, изуродовав меня. Похоже, я переусердствовал.

И я действительно направился к оборотням. Но по прежней причине. Они тоже посмотрели на меня с пониманием. Блондинов у них не было, но они дали мне то, что осталось у них после весенней линьки. Я стал похож на Брежнева. Да, я знаю, кто такой Брежнев.(но об этом позже).

Когда я появился дома, одного коллективного взгляда было достаточно. Они опустили глаза и ничего мне не сказали.
"Эдвард запер ларец с трусами на замок" - тихо произнесла Элис.
Если всё будет продолжаться в том же духе, у меня начнётся кризис среднего возраста...


П.С. Ночью Эсми обняла меня и поцеловала в щёку. "С бровями или без бровей, я всё равно люблю тебя!"-сказала она.
Но утром, когда брови нашли пристанище на её подбородке, она любила меня с моими бровями с меньшим энтузиазмом...
Прoкoммeнтировaть
глава 16. (не дописанная))) Кейтти Каллен 09:05:13
Я бежал так быстро, как позволяло мое тело. Я любил скорость еще и за то, что она давала возможность хотя бы на время забыть о мыслях, терзающих тебя. Но сейчас я не смог бы думать, даже если бы сильно этого хотел. В моей голове звучал голос Беллы. Тихий, нежный голос... Одна единственная фраза. Перед моими глазами было ее лицо. Родное, любимое лицо, улыбающееся во сне. Я бежал, пока переполнявшие меня эмоции не хлынули через край. И тогда я просто упал на траву.
Лежа на спине, я смотрел в ночное небо и вспоминал каждую секунду прошедшего дня. Я знал, что сколько бы времени ни прошло, что бы ни случилось, эти воспоминания всегда будут со мной. И каждый раз ощущения будут такими же яркими, как и сейчас. Вкус ее поцелуя, запах ее кожи, легкий цветочный аромат волос... С каждой секундой во мне росло желание вернуться обратно в комнату Беллы, чтобы сидеть у ее кровати и охранять ее сон, любоваться ее улыбкой и надеяться, что она произнесет мое имя. Спящая, она была подобна ангелу, спустившемуся на землю. Вот только такие, как я, не достойны ангелов.
Я уже был готов сорваться и побежать обратно, когда в моей голове зазвучал знакомый и такой же прямолинейный, как и его хозяин, голос. В принципе, я находился не так далеко от дома, но все равно не ожидал встретить тут Эммета. А это был именно он. В несколько движений Эммет преодолел расстояние между нами и с усмешкой смотрел на меня. Его фигура, и так весьма внушительная, при взгляде снизу вверх казалась просто устрашающей.
- Это хорошо, что я тебя встретил, - задумчиво произнес я и встал с земли.
- Ты? Меня? Встретил? - раскатистый смех Эммета сотряс верхушки деревьев. - Это я тебя нашел!
Еще до того, как задать вопрос, я нашел на него ответ в мыслях брата. Все логично: Элис увидела меня лежащего на траве в лесу недалеко от дома. Хотя все-таки логичным было бы увидеть здесь саму Элис, но никак не Эммета.
- Дома что-то стряслось?
Он снова зашелся в приступе смеха.
- Абсолютно ничего нового, кроме того, что своими вопросами о тебе и Белле мы довели Элис до головной боли. Хлопая дверью в комнату, она и сказала, где тебя искать.
- Надеюсь, меня не будет встречать в гостиной семья в полном сборе?
- Не переживай, Розали скроется в гараже.
Я демонстративно закатил глаза к небу и снова задумался о возвращении в дом Свонов. Там, по крайней мере, все спят. Но Эммет нагло проигнорировал мое актерское мастерство. Ему не терпелось узнать, как же все прошло, но спрашивать он не рисковал. А я не собирался ничего рассказывать, зато с радостью сделал вывод, что, раз подробности Эммету не известны, Элис — лучшая в мире сестра.
- Побежали! - скомандовал Эммет и сорвался с места.
Он выглядел еще более возбужденным, чем я сам, и это показалось мне подозрительным.
- Да, у Карлайла и Эсме есть к тебе предложение! - уже на ходу крикнул он.
Я еще раз закатил глаза к небу.
До дома было совсем недалеко, но даже на этом расстоянии я без проблем обогнал Эммета. Прислонившись к стене, я ждал его, не спеша войти внутрь.
- Ты похож на шестнадцатилетнего подростка, загулявшего до рассвета и теперь не решающегося показаться на глаза родителям.
Мои руки машинально сжались в кулаки, что только еще больше позабавило Эммета.
- Один на один? Только отключи свои телепатические штучки!
- Не раньше, чем ты отключишь свою силу, - сквозь зубы процедил я.
Я понимал, что не прав, но все, что касалось наших с Беллой отношений, было для меня слишком болезненной темой. Я не мог реагировать иначе.
- Заходите уже. Все равно не подеретесь, - раздался из распахнутых дверей звонкий голос Элис.
Ее лицо было нарочито серьезным, а в глазах читалось легкое волнение.
«Как ты?»
Жаль, что я не мог тоже ответить ей мыслями, потому лишь пожал плечами и улыбнулся. «Тебя все ждут, но они будут вести себя хорошо!» - Элис подарила мне ответную улыбку.
Стоило мне войти в гостиную, как сидевшая на диване Эсме тотчас же вскочила и крепко прижала меня к себе. Хотя в комнате стояла тишина, мне показалось, что все присутствующие одновременно облегченно вздохнули. Каждый из них, по той или иной причине, переживал за меня. Даже в мыслях Розали, которая, как и предполагал Эммет, не стремилась встречаться со мной, я слышал отголоски волнения. Я знал, что она думает о моих поступках, но ее волновало будущее семьи, а оно напрямую зависело от событий вчерашнего дня.
Все также обнимая за плечи, Эсме усадила меня рядом с собой на диван. Она не задавала вопросов, она просто видела, что я счастлив, и радовалась этому. Схожие чувства были и у Карлайла. Я в очередной раз подумал, что лучших родителей даже сложно пожелать. Элис о чем-то беседовала с Джаспером. Эммет смотрел в окно. Но я слышал, что все их мысли направлены в мою сторону, и такое положение дел меня тяготило. Я никогда не стремился быть центром внимания. И уж тем более я не хотел, чтобы центром внимания семьи стала моя личная жизнь.
- Если никто не против, я подымусь к себе.
Мои слова прозвучали излишне официально, и я постарался хоть как-то смягчить их:
- Я быстро.
- Возвращайся, - абсолютно спокойно ответил Карлайл.
- У нас с мамой есть к тебе предложение.
Я внимательно посмотрел на их лица, но, похоже, они хотели, чтобы этот разговор стал сюрпризом. Оставалось надеяться, что сюрприз будет приятным.

В гостиной все было точно так же, как и в момент моего ухода. Разве что внутри Эммета шла борьба между любопытством и желанием присоединиться к Розали. Она действительно ушла в гараж. Может, это и к лучшему.
Я остановился на лестнице и вопросительно посмотрел на Карлайла и Эсме — они довольно улыбались.
- Сын, - начал разговор Карлайл, - мы тут подумали...
- Почему бы тебе не пригласить сегодня Беллу к нам? - быстро продолжила Эсме.
- Нет!
Стоило мне представить, как я захожу с Беллой в наш дом и знакомлю ее с семьей, как внутри меня все просто окаменело. Не знаю, что в этот момент отразилось на моем лице, но голос Эсме стал чуть испуганным.
- Эдвард, ты же знаешь, что никто из нас не допустит, чтобы с Беллой что-то случилось. Она будет в полной безопасности. Мы просто хотим познакомиться с ней поближе. Хотим, чтобы она знала, что все мы очень любим ее.
- Все? - саркастично уточнил я.
- Если ты по поводу Розали, то все будет в лучшем виде! - подмигнул Эммет, но я не разделял его оптимизма.
- Эммет, ты сам в это веришь?
- Да, - самодовольно улыбнулся он.
- И за себя ты тоже ручаешься?
- А я что плохого сделал? Может, я и не понимаю твой выбор, но я вполне могу понять твои чувства.
- А Джаспер?
- Все будет хорошо, - ответила за него Элис. - Эдвард, прекрати себя так вести. Ты же не изолируешь себя от Беллы, а опасность для нее представляешь, как минимум, не меньшую.
Я из последних сил сдерживал себя, чтобы не сорваться. Я знал, что видениям Элис вполне можно доверять, а перед тем, как завести этот разговор, Карлайл и Эсме не могли не посоветоваться с ней. Я видел, что их удивила моя реакция: они хотели сделать мне приятное, показать, что рады за меня, что Белла для них не чужой человек. Я все понимал, но, несмотря на это, не мог успокоиться.
- Все, правда, будет хорошо, - снова раздался мелодичный голос Элис.
- Не стоит разговаривать со мной, как с маленьким мальчиком!
- А ты прекрати вести себя, как капризный мальчишка!
Со стороны все выглядело именно так, как она говорила. На смену ярости пришло чувство вины — мне не стоило так реагировать на их предложение. Я был практически спокоен, но именно это мне и не понравилось.
- Джаспер, прекрати.
- Я всего лишь хочу дать тебе возможность трезво мыслить.
- Со мной все в порядке, - произнес я, чеканя каждое слово.
- Уже да. Тебе тоже не стоит волноваться из-за меня: я полностью контролирую свою жажду, так что не будет никаких проблем. Как минимум, я не позволю себе расстроить одну прекрасную девушку, - Джаспер улыбнулся, обнял Элис за талию и легким касанием губ подарил ей поцелуй.
Глядя на них, я был готов согласиться на все предложения, только бы этот разговор быстрее закончился, и я мог вернуться в комнату Беллы. Но сейчас, когда я снова мог рассуждать здраво, мне самому было важно понять причину такой реакции на слова Карлайла и Эсме. Дело было не в том, что это могло быть опасно: в крайнем случае, я мог защитить Беллу от любого члена нашей семьи. И не в том, что кто-то мог обидеть ее. Было что-то еще, совсем не уловимое, но очень важное. Чужие мысли, звучащие в моей голове... Видения Элис... Я так часто повторял, что наше будущее зависит от наших поступков в настоящем... Вот! Все, что происходило сейчас между мной и Беллой, неукоснительно вело к тому варианту будущего, который был абсолютно не приемлем для меня. И приезд Беллы к нам в гости был еще одним шагом на этом пути.
- Элис, я знаю, что мы с Беллой порядком тебе надоели, но прошу тебя...
Я не успел договорить, но Элис поняла меня. Словно ища поддержки, она посмотрела на Карлайла. Тот едва заметно кивнул — и я тут же увидел то, чего боялся: белоснежная кожа Беллы идеально контрастировала с ее темными волосами, а так любимые мной шоколадные глаза были цвета спелого граната. Белла улыбалась и с интересом слушала рассказ Розали. Я даже не знаю, что шокировало меня больше...
- Нет, - выдохнул я. - Нет, Белла никогда не будет такой, как мы.
- Это не только нам решать, Эдвард, - спокойно ответил Карлайл. - Для меня она уже и так часть нашей семьи.
- Для нас всех, - тихо, но уверенно поддержала его Эсме.
Я абсолютно не знал, что на это ответить. Мне не нравились резкие перемены собственного настроение: идея пригласить Беллу в гости уже не казалась мне такой ужасной. А ведь еще совсем недавно из-за нее я был готов громко хлопнуть входной дверью.
- Хорошо, вы правы. Готовьтесь встречать гостью.
- Все будет хорошо.
- Элис, ты уже говорила это!
- Но я же не виновата, что с первого раза ты не понимаешь!
На пререкания с ней у меня просто не было сил. Прошедший день подарил мне огромное количество новых, ранее неизведанных ощущений: теперь я знал, как себя чувствует выжатый лимон. Но все-таки к Элис у меня был еще один вопрос:
- Ты лучше скажи, кто именно участвовал в пари.
Выражение лиц Эммета и Джаспера были такими невинными, что в их причастности можно было не сомневаться. Но сейчас я был готов простить им даже это. Тем более, что только Эммет мог пойти против дара сестры.
«Эдвард...» - мысленно позвала меня Элис, и ее голос показался мне чуть смущенным. Это было интересно. Мне казалось, что в мире не осталось вещей, способных смутить эту особу.
«Я решила, что ты тоже имеешь право это видеть!»
Если сама Элис действительно была лишь чуть смущенной, то я был готов покраснеть от увиденного. Глядя на мой ошарашенный вид, Элис звонко рассмеялась.
- Что-то тебе не нравится ни один из предложенных мной вариантов.
- Но я же не виноват, что они у тебя один краше другого.
- Ты еще не все видел!
- Это все равно невозможно...
- А вот это?
Картинка была яркой и светлой: Элис проворно укладывала непослушные локоны Беллы в замысловатую и изящную прическу. Они обе были веселы и счастливы.
А сейчас они сидели в машине, мчавшейся по оживленной магистрали. Белла задорно смеялась, откинувшись на пассажирском кресле.
Примерочная. Пальцы Элис застегивают на шее Беллы колье, и они вместе любуются ее отражением в зеркале...
- Я же говорила, что мы подружимся!
- Элис, я же просил тебя...
- Неужели ты не понимаешь? Эдвард, для меня Белла не просто часть нашей семьи, она — часть моей жизни! И совсем не потому, что вы любите друг друга. У меня никогда не было подруги. Никогда. Да, я легче всех принимаю свою нынешнюю ипостась. И ты знаешь почему! У меня просто никогда и не было другой жизни, кроме этой. Но это не значит, что я никогда ни о чем не жалела. Ты можешь делать, что угодно, но я уже тоже люблю Беллу... и мы подружимся.
Голос Элис, такой радостный и уверенный в начале, становился все тише. Я задумчиво смотрел на сестру, не находя ответа. В гостиной стояла тишина. Никто из них не знал, что именно происходит. Они ждали окончания нашего с Элис разговора.
Эммет, воспользовавшись паузой, выскользнул за двери. Я его понимал: сейчас он был между двух огней. Зная Розали, оставалось только пожелать Эммету удачи.
- Элис...
Она жестом остановила Джаспера, который попытался обнять ее, и отвернулась к окну. В ее мыслях сейчас снова были они с Беллой, но это были не картинки видений — это были ее мечты. Она действительно ждала, пока я разрешу ей приблизиться к Белле. Именно это «разрешу» вызвала у меня самого чувство отвращения. Кем я себя возомнил? На каком основании я решаю, кому можно приближаться к Белле, а кому нет? Если я сам не нахожу в себе сил уйти из ее жизни, если, уцепившись за призрачную надежду, нарушаю давно сложившиеся правила, изменяю собственным принципам, почему я не допускаю даже мысли, что Элис с Беллой могут быть подругами?
- Элис, прости.
Она только кивнула головой, думая о своем.
Все мысли Джаспера сейчас были заняты Элис, а вот Карлайл и Эсме были солидарны... нет, даже не в осуждении моей позиции — в сочувствии ко мне. И это было тяжелее всего.
- Вы еще ждете Беллу в гости? - только и спросил я.
На лице Эсме мгновенно просияла улыбка.
- Конечно!
Я грустно улыбнулся и вышел из дома.

Рассвет уже был близок, но небо над Форксом затянули серые тучи, ревностно охранявшие землю от лучей солнца. Откинувшись в кресле-качалке, я любовался спящей Беллой. Ее спутавшиеся волосы разметались по подушке, и я волновался, что, пока меня не было, ей снилось что-то плохое. Сейчас ее дыхание было ровным и спокойным. Спрятав ладошку под голову, Белла улыбалась во сне.
Я смотрел на нее, а сам не мог забыть сказанного и показанного Элис. Они были такими разными, но они действительно могли подружиться. Может, потому что я это уже видел, но я верил, что это возможно. Если Белла так спокойно смогла понять и принять мою сущность, то что ей мешает так же спокойно принять и понять Элис? Тем более, что она сама не раз проявляла интерес к моей семье и даже восхищалась ею. Она была не похожа ни на кого. И я не переставал ей удивляться.
Я не верил в то, что наша встреча была случайностью. Слишком много нюансов, слишком много всего, выходящего за рамки обыденного, чтобы это можно было списать на совпадения. Казалось, что мы изначально были созданы друг для друга. Может быть. Если бы все это не таило для Беллы смертельную опасность. Но самое страшное — она хотела быть со мной. А я искал в ее любви оправдание своей неспособности уйти из ее жизни. Ведь стоило Белле испугаться, оттолкнуть меня — и она никогда бы больше не услышала обо мне. Да, теперь моя жизнь имела смысл, только пока в ней была Белла. Но она всегда будет со мной, что бы ни случилось, где бы я ни был — она останется в моем сердце. Она и есть мое сердце. Она и есть моя жизнь. А желание быть рядом с ней — не более, чем эгоизм. Рядом с ней я чувствовал себя человеком, я жил, а не существовал. Рядом с ней я снова научился мечтать. Но действительно важным было не это, а то, что Белла должна быть счастлива. Она должна жить нормальной человеческой жизнью.
Но стоило мне представить, что она выберет кого-то другого, как я чуть не взорвался от ревности. Внутри меня бушевала смесь боли и гнева, и она пересиливала все. Она была сильнее жажды в моем горле и, казалось, сильнее любви в моей душе. Я заставил себя сидеть в кресле, вместо того, чтобы сорваться с места, подлететь к кровати и сжать Беллу в объятьях. У меня была тысяча причин поступить именно так, и только одна — здравый смысл — приказывала мне держать себя в руках. Я твердил себе, что могу испугать ее, и сам же парировал свои доводы тем, что только лишь прикоснусь к ее щеке, проведу рукой по волосам, вдохну запах ее кожи... Я сжал подлокотники кресла так сильно, что они, казалось, начали крошиться. Это слегка отрезвило меня.
Белла, не открывая глаз, перевернулась на спину. Ее одеяло практически сползло на пол. Я не выдержал: в одно мгновение я был возле кровати, быстро подхватил одеяло и осторожно укрыл им Беллу, стараясь не касаться холодными пальцами ее кожи. Сейчас, во сне, Белла решала какой-то важный вопрос: ее брови были чуть сдвинуты к переносице и между ними пролегла неглубокая складка, ее губы чуть заметно шевелились, но я не мог разобрать, что она говорит, как ни старался. Но она не казалась печальной или взволнованной — она была именно задумавшейся. Я замер, рассматривая каждую черту ее лица, пытаясь, если не услышать, то хотя бы догадаться, что же ее так озадачило. Ее аромат был предельно ярким, и жажда вновь напомнила о себе. Но я не был опасен для Беллы, я мог контролировать себя, и это меня безумно радовало. Да, я мог контролировать свою жажду, но я едва сдерживался, чтобы не прикоснуться губами к ее коже, провести пальцем по контуру ее губ, вдохнуть восхитительный цветочный запах ее волос. Мое тело отказывалось подчиняться здравому смыслу и возвращаться в кресло.
Это небольшое расстояние, разделявшее кровать и кресло, помогло мне мыслить более трезво. Мне надо было отвлечься, и я сосредоточил свое внимание на звуках вне комнаты. Я слышал, как при каждом порыве ветра в оконное стекло стучатся ветки дерева, как мелкие капли дождя стучат по асфальту. Но, как я ни старался, все мои мысли возвращались к видению Элис, тому самому, что так смутило меня. Я знал, что это невозможно, но не мог не мечтать.
Все зашло слишком далеко. Вчера я переступил некую невидимую грань, сломал стену, которую так долго возводил внутри себя. Точка невозврата пройдена. Мне стало страшно. Я мог обманывать кого угодно, но сам отлично понимал, что сделал едва ли не все ошибки из возможных. Я должен был уйти до того, как стал что-то значить для Беллы. До того, как мой уход причинил бы ей боль. Я не должен был вообще приближаться к ней. Я не имел права быть частью ее жизни. И я знал, что все это уже бессмысленно. Я откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Мои губы обожгло огнем, стоило мне вспомнить наш поцелуй.
Из оцепенения меня вывел скрип кровати в соседней комнате — проснулся Чарли. Вот он прошел из комнаты в ванну и через некоторое время вернулся обратно. Его сборы были недолгими. Я был готов исчезнуть, как только он приблизиться к комнате дочери, но Чарли проследовал на кухню. Еще минут пятнадцать — и раздался хлопок входной двери, несколько разочаровавший меня. Я ухмыльнулся: еще ночью Чарли подозревал дочь в тайном свидании, а с утра даже не заглянул к ней в комнату? Нет, он тоже меня недооценивает. Я беззвучно рассмеялся. По непонятной причине вместе с рассветом мое настроение улучшилось. Будь я дома, уже обвинил бы Джаспера во вмешательстве, а так даже и не знал, что думать. Мне было хорошо и спокойно. Но на всем этом лежал отпечаток грусти. Или я просто смирился с ситуацией?
Хотя все интересное было впереди. Мне еще предстояло передать Белле приглашение от моей семьи. «Раз тебя не испугал вампир в твоей комнате — добро пожаловать в наше логово!» А если ее и это не испугает? Я уже не пытался предугадать ее реакцию, она в любом случае не будет стандартной. Причин не верить Элис у меня не было, - значит, стоит полагать, что Белла согласится.
Я представил Беллу в нашем доме, как мы подымаемся по лестнице в мою комнату, и я держу ее за руку, чтобы она не оступилась. Мне хотелось, чтобы ей у нас понравилось. Теперь мои мысли заметно отличались от тех, что были несколько часов назад. Во мне опять возникло чувство вины перед Эсме и Карлайлом, хотя я не сомневался, что они уже давно меня простили.
Луч солнца, которому все-таки удалось пробиться сквозь завесу туч, скользнул на кровать Беллы и запутался в ее волосах. От этого некоторые пряди стали практически красными. Белла недовольно сморщила нос, вздохнула и перевернулась на бок. Я улыбнулся: Белла, так любившая тепло и свет, сейчас пыталась спрятаться от солнца. Еще было достаточно рано, но она вдруг резко вскочила.
Она была просто восхитительной. А еще она была очень теплой: сидя в кресле я чувствовал ее жар. Я не был уверен, что это нормально. Она могла заболеть после вчерашней поездки. Повышенная температура могла быть реакцией на стресс.
- О, Боже! - воскликнула Белла, сев на кровати.
Меня она не заметила, так что относить сей возглас на свой счет не стоило. С такой невнимательностью Беллы, я мог каждое утро оставаться в ее комнате, а не выпрыгивать в окно перед ее пробуждением. Правда, я не был уверен, что сейчас она окончательно проснулась. И я поддался абсолютно мальчишескому желанию подразнить Беллу.
- А твои волосы похожи на солому. Но мне так даже больше нравится!
Она мгновенно отреагировала на мой голос и повернула голову. Она выглядела сонной, растерянной, взволнованной, но абсолютно счастливой. Я даже не успел сказать что-то еще, залюбовавшись таким количеством чувств, отразившихся на ее лице. А Белла, не думая, вскочила с кровати и бросилась ко мне на колени. Теперь поток чувств захватил меня, и я с огромным трудом сохранил безмятежную улыбку.
- Ты не ушел!
Ради таких моментов я был готов все остальное время проводить в борьбе с самим собой. В ее голосе было столько радости, словно только что разрушились ее самые страшные опасения. Смущенная моим молчанием, Белла чуть отстранилась и посмотрела на меня, но я, не дав ей опомниться, обнял за плечи и прижал к себе.
- Конечно же, нет.





Прoкoммeнтировaть
Кейтти Каллен 09:01:52
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Кейтти Каллен 09:00:05
Запись только для зарегистрированных пользователей.
это написал человек, которого зовут эдвард каллен Кейтти Каллен 08:46:58
Если судить по названию главы и сравнивать одноименные главы в "Сумерках" и "Солнце полуночи", то можно понять, что Глава 12 в "СП" тоже не дописана. Хороший повод "покуситься на святое" :)­
Да, всем, кто против такого святотатства, сообщаю: йад на автора не действует, тапочки не долетают. Но вы наливайте, бросайте... :)­


Больше никаких ошибок.
Я нажал на газ и вздохнул, когда она исчезла позади меня. Было похоже, что я всегда то, иду к ней на встречу, то снова удаляюсь, не имея возможности выбрать что-то одно. Мне придется найти какой-то выход, чтобы не сомневаться, находясь рядом с ней, если у нашего будущего будет право на существование…
Стефании Майер «Солнце полуночи». Глава 12.
от самого эдварда))))

…Всего несколько минут – и я уже видел очертания своего дома. Наверное, впервые меня огорчила моя любовь к скорости и машина, позволявшая эту скорость развить. Мне хотелось побыть одному. Остановившись, я откинулся на спинку сидения и впервые с момента расставания с Беллой сделал глубокий вдох, наслаждаясь ее обжигающим ароматом. Мне не составило труда мгновенно воссоздать ее образ у себя перед глазами, но я делал это нарочито медленно. Словно художник, создававший бессмертный шедевр, я наслаждался процессом и любовался результатом. Бессмертный. Одно единственное слово, всплывшее в моей голове, привело меня в ярость. Я зарычал от бессилия. Как Белла может испытывать ко мне хоть какую-то симпатию? Как? Если я был ненавистен сам себе. Монстр в обличии человека.
Словно ища подтверждения этим мыслям, я еще раз наполнил себя витавшим в кабине запахом, выпустив из-под контроля все свои желания. Я понимал, что пройдет несколько секунд , и я буду ненавидеть себя еще больше, чем теперь. Но мне надо было напомнить себе, кто я есть. Слишком часто в последнее время я цеплялся за надежду. Слишком сильно хотел верить в то, чему никогда не суждено сбыться. Я закрыл глаза, стараясь дышать как можно глубже. Рядом с уже созданным в сознании образом Беллы я увидел себя и свою руку, прикасающуюся к ее щеке, и здесь, в реальности, а не в видении, я машинально сжал ее в кулак. А тот, нарисованный Эдвард уже скользил пальцами к Беллиной шее, дотрагивался до ее волос и медленно приближал к ней свои губы. Я видел его улыбку, показавшуюся мне оскалом. Я ненавидел его. Мое тело было готово к прыжку, мой рот был наполнен ядом.
Мне показалось, что я слышу, как от моего смеха дребезжат стекла «Вольво». Я пытался защитить Беллу от всех и вся. Я был готов, нет, я безумно хотел, стать ее ангелом-хранителем.­ Всегда быть рядом с ней. Но я не мог защитить ее от самого себя – от самой страшной угрозы, которая нависла над ней в этом маленьком дождливом городке. Или мог? Уехать. Сорваться с места, не прощаться ни с кем. Моя семья поймет меня. А некоторые ее представители, наверное, даже обрадуются, что к сошедшему с ума Эдварду вернулась способность трезво мыслить. Эсми, конечно, расстроится. И Белла… она ждет, что завтра я заеду за ней. Она ждет моих вопросов и сейчас, перед сном, наверное, пытается представить, о чем я буду спрашивать и что ей отвечать. Ты не сможешь уехать просто так. Потому что… потому что ты сволочь, Эдвард. Сволочь и эгоист, который пытается найти оправдание своей неспособности уйти из ее жизни. Единственное, куда ты сейчас способен сорваться, это посмотреть на нее спящую.
Мне срочно надо было на что-то отвлечься, изменить ход своих мыслей. Я не мог позволить себе, опьяненному ее ароматом, появиться в ее комнате. Странно, огонь в горле совсем не мучил меня. Он просто стал частью моей жизни.
«Никогда бы ни подумала, что ты так боишься Розали!» Эта мысль прозвучала в моей голове неожиданно, но очень отчетливо, и в этот же момент в машине оказалась Элис.
«Отвези меня домой!»
Элис даже не думала утруждать себя произнесением фраз вслух. Я улыбнулся, глядя на нее: она так старательно придавала своему лицу выражение невинности, что сдержаться не было сил.
- Ты пришла ко мне из дома только для того, чтобы я отвез тебя обратно?
«Ага!» - и ее глаза лукаво улыбнулись мне в ответ. «Ну, и чтобы сказать, что твоей машине ничего не угрожает. А вцепившаяся тебе в волосы Розали очень даже оживит это вечер».
Розали! Как я мог забыть, что меня ждет разговор с ней. И не только с ней. Но если вся остальная семья, хоть и не без волнения, но все-таки рада за меня, то Розали… Но теперь она в курсе, что мне известны причины ее нелюбви к Белле, не думаю, что она действительно рискнет вцепиться мне в волосы. Но Элис права, это оживило бы вечер. Я еще раз улыбнулся.
«Все пройдет слишком спокойно,» - Элис обиженно надула губки, но я знал, что она, как никто другой, волнуется за меня. Я помнил ее видения, знал о ее желании познакомиться с Беллой и об ее уверенности, что они станут подругами.
- Элис…
- Да?
- Ты же догадываешься, о чем я хочу тебя спросить.
Мы уже давно приехали домой, но все еще оставались в машине. Элис повернулась ко мне и сфокусировалась на моем лице. Я уловил тот момент, когда ее взгляд изменился, а в ее мыслях вместо слов появились картинки. Они сменяли друг друга. Многие были недостаточно резкими. Некоторые, как мне казалось, не имели ни малейшего отношения к тому, о чем я хотел знать. И лишь одна привлекла мое внимание так сильно, что я не смог сдержать сорвавшееся с губ «нет»… Элис мгновенно очнулась и с интересом посмотрела на меня:
«Хм.»
- Ты же знаешь, что нет. Этого не будет.
«Я ничего не знаю. Я только иногда что-то вижу. И в данном случае, это что-то зависит не от меня, а от тебя!»
- Не стоит показывать мне язык, ты взрослая девочка.
Она и не стала. Просто вышла из машины и исчезла в доме.
Разговор с семьей действительно прошел спокойнее, чем я думал. Мои волосы и моя машина остались при мне. Направляясь в свою комнату, я спиной чувствовал улыбки на лице Эсми и Карлайла. Я уже закрывал дверь, когда меня «догнала» Элис: «Если ты собираешься к ней, то лучше под утро, она как раз уснет».
Если бы и хотел, я бы уже не смог остановить мгновенно возникшие у меня вопросы. «Она не спит?» «О чем она сейчас думает?» «Думает ли она обо мне?» Я приложил все усилия, чтобы взять себя в руки. Глядя в окно, я постарался вспомнить и проанализировать все события сегодняшнего дня: биология, разряды электричества между нами, прикосновение, которое не испугало ее... ее внимательность к мелочам и умение задавать правильные вопросы, спокойствие, с которым она выслушивала мои ответы… Нет, не это. Так я точно не смогу успокоиться. Ее аромат в моей машине, мои мечты… Что-то здесь было не так. Я интуитивно чувствовал, что что-то изменилось в моих мыслях, моих рассуждениях. Я еще раз пропустил через себя воспоминания. О, нет. В них снова была надежда. Надежда, вскормленная осознанием того, что, вдыхая ее аромат, обжигая себе горло, я мечтал не о ее крови. Я мечтал прикоснуться к ее губам…

Я обещал себе, что даже не буду спрыгивать с подоконника. Один взгляд на нее спящую. Ладно, два. Я несся сквозь лес и вдыхал его свежесть. Я знал, что на этом фоне контраст будет еще более ярким. Хотя я не знал, может ли быть ярче, чем уже есть.
Она действительно казалась обеспокоенной чем-то. На ее лице застыла тень напряженного ожидания, разбудившая во мне беспокойство и любопытство. Наверное, я никогда не смирюсь с тем, что не слышу ее мыслей, не вижу ее снов. Я ощутил свое бессилие. Я ничем не мог ей помочь. Я смотрел на ее лицо и видел, как она беззвучно, одними губами, произнесла мое имя. Я даже не пытался остановить ту волну нежности и счастья, которая накрыла меня с головой. Также, одними губами, попробовав на вкус каждый звук, я произнес: «Белла…» А потом бесшумно спрыгнул с подоконника и исчез в лесу.

Не могу сказать, что я целенаправленно прислушивался к разговорам в доме, но и говорить о том, что мне был совсем не интересен диалог Чарли с дочерью, было бы лукавством. Я сидел в машине и пытался представить их утренние сборы, завтрак…
- Неужели тебя никто не пригласил?
Чарли явно говорил о предстоящих танцах. В его голосе слышалось беспокойство, в мыслях – легкое удивление. Значит, она ничего не сказала ему о своих изменившихся планах на субботу. Мне хотелось зарычать. Я дождался, пока патрульная машина Чарли отъедет от дома, и вырулил на их подъездную дорожку. Через несколько секунд я заметил силуэт Беллы в окне, а потом услышал ее шаги по лестнице. Я инстинктивно затаил дыхание в предвкушении. Совсем чуть-чуть – и она будет рядом со мной. Вся злость испарилась в один момент. Я даже не пытался спрятать улыбку.
- Доброе утро. Как дела?
Я смотрел на ее уставшее лицо, темные круги под глазами, явно свидетельствовавшие­ о бессонной ночи.
- Спасибо, хорошо.
Смотрел на ее нерешительную улыбку краешками губ, на тепло ее шоколадных глаз.
- Ты выглядишь уставшей.
- Плохо спала.
- Я тоже.
Иронично улыбнувшись, я повернул ключ зажигания.
В ее глазах появилось любопытство.
- И чем же ты занимался этой ночью?
- Ну уж нет. Сегодня моя очередь задавать вопросы. – я даже засмеялся от осознания того, что инициатива чуть не уплыла у меня из рук. Кто бы мог подумать.
- Ладно, что ты хочешь узнать?
Я хочу знать о тебе все. Все, что было до нашей встрече. Все, что происходит, когда меня нет рядом. Я хочу знать о каждой минуте твоей жизни. О твоих мыслях и чувствах. Но ты решишь, что я псих, если я сейчас все это тебе скажу.
- Какой твой любимый цвет?
- Каждый день по-разному, - уклончиво ответила Белла.
- Например, сегодня?
- Наверное, коричневый.
- Коричневый?
Ее ответ удивил меня. А ее, похоже, задело мое недоверие и она начала объяснять. А я смотрел в ее глаза, на ее волосы… «Коричневый – теплый!» - это была едва ли не единственная фраза из всей ее речи, которую я уловил. Да, Белла, ты права: коричневый очень теплый цвет… Еще не осознавая, что я делаю, я нерешительно коснулся ее волос и заправил выбившуюся прядь за ухо. Но даже в этом рассеянном состоянии я не мог мысленно не восторжествовать оттого, что ей не противны мои прикосновения.
Дорога до школы и так не была длинной, а за вопросами она просто пролетела.
- Какой диск ты сейчас слушаешь? – спросил я, уже паркуя машину.
Мне показалось, что мой вопрос ее смутил. По крайней мере, перед тем, как начать отвечать, она опустила глаза, словно пыталась найти ответ на полу. Я усмехнулся. Голос у нее тоже был слегка смущенный, а потом, словно в оправдание, она добавила:
- Ну, диск мне подарил Фил.
Из небольшого отделения под магнитолой я достал ей стопку дисков упомянутой группы, но все же не смог удержаться от комментария:
- Неужели Дебюсси хуже, чем это?
Белла промолчала. А я уже не мог остановиться. Я действительно хотел знать о ней все. Я хотел понимать ее как можно лучше. И если я не могу читать ее мысли, то я буду задавать вопросы. Так долго, пока она готова на них отвечать. Я видел, что иногда они смущают ее. Иногда она отвечала сразу, иногда задумывалась на некоторое время. Но она отвечала. Она рассказывала мне о себе, своей жизни, своих вкусах и предпочтениях. А я слушал и запоминал, я уже строил в своей голове планы и придумывал, чем смогу ее порадовать. Мне хотелось дать ей все, о чем она мечтала. Мне хотелось, чтобы она была счастлива. Я не мог думать ни о чем другом.
- Твой любимый драгоценный камень?
- Топаз.
Я увидел, как румянец заливает ее лицо. И я даже не сразу понял, что же такого провокационного она нашла в моем вопросе, пока она, со смущенным вздохом, не продолжила:
- Сегодня твои глаза совсем как топазы.
Если бы я мог, я бы залился румянцем вслед за ней.
- Возможно, две недели назад я назвала бы оникс.
Оникс. Черный оникс. Я вспомнил, что иногда мне все-таки стоит дышать и шевелиться.
- Любимые цветы?
По-моему, Белла поняла, что своим правом задавать вопросы я решил воспользоваться по полной программе. Поняла и смирилась. Я заполнял вопросами все паузы: перемены между уроками, время ожидания преподавателей, ланч. Я думал, как сильно она уже устала от меня сегодня, но все равно продолжал спрашивать. Прервал меня мистер Баннер, прикативший в класс тележку с телевизором и видеомагнитофоном. И перед тем, как погас свет, Белла слегка отодвинула свой стул от меня. Почему?! Но прежде, чем я попытался найти объяснение ее действиям, погас свет и я почувствовал все тот же электрический разряд. Чувствует ли его она? Или она просто боится меня? Она человек. Для нее есть разница между светом и темнотой. Мне до безумия хотелось протянуть руку и прикоснуться к ней. Прошептать, что я не сделаю ей ничего плохого. Но был ли я сам уверен в том, что если сейчас придвинусь к ней хотя бы на сантиметр, дотронусь до ее кожи, я не сделаю ей ничего плохого? Я же обещал себе: больше никаких ошибок.
Обещал и продолжал их совершать.
Одно прикосновение. Я видел, как она вцепилась в край стола. Как побелели костяшки ее пальцев. О чем она думала сейчас? На одно мгновение мне показалось, что мы думаем об одном и том же. Что она тоже мечтает прикоснуться ко мне и всеми силами пытается себя сдержать. Я вдохнул ее аромат и мгновенно пожалел об этом. Закрыв глаза и прекратив дышать, я стал считать минуты до конца урока. Мне хотелось, чтобы он быстрее закончился. И чтобы он не заканчивался никогда.
Я дождался, пока Белла соберет свои вещи, и молча пошел с ней к спортзалу. Мои вопросы совсем не закончились, но сейчас я просто не хотел говорить. Мне казалось, что это разрушит созданную атмосферу. А вопросы… у меня их слишком много, а после физкультуры я снова увижу Беллу. Сегодня моя правильная сторона была повержена еще до начала борьбы. Я знал, что не смогу удержаться от желания прикоснуться к ней, почувствовать, как учащается ее сердцебиение, как пульсирует кровь у нее под кожей. Я убедил себя, что полностью контролирую свои действия. Я только хочу дотронуться до ее щеки. И мне показалось, что она тоже ждет этого. Я контролировал себя, но мне потребовалось неимоверное количество сил, чтобы оторваться от ее нежной кожи.
Выходя из раздевалки, Белла традиционно споткнулась, и я еле удержался, чтобы не подлететь и не подхватить ее на руки. Она была задумчива и, как мне показалось, слегка расстроена, и я разозлился на себя за то, что отказался от сегодняшнего наблюдения за ней сквозь мысли других учеников. Возможно, сейчас я бы знал, что с ней и чем я могу ей помочь. С другой стороны, я мог просто у нее спросить, что случилось. Тем более, что время вопросов еще не прошло, а в моей голове их становилось только больше. Но тут она заметила меня, и я увидел, как вся ее задумчивость исчезает в нежной улыбке. Правильная часть меня была повержена в очередной раз за этот день под моим же ликованием и радостью. Я даже не пытался скрыть ответную улыбку. Я успел соскучиться, мне всегда было мало времени, чтобы насладится ей. Я не хотел упустить ничего.
Я спрашивал ее о Форксе и Финиксе. Слушал, с какой любовью она рассказывает об Аризоне и вспоминал, как когда-то ненавидел ее за то, что она переехал сюда, разрушив мой мир. Каким дураком я был! Или... какой я дурак сейчас. Я слушал ее рассказы, с улыбкой наблюдая, как ей не хватает слов и она переходит на жесты. Слушал про ее комнату в Финиксе, заваленную книгами. Про уютный дом. Слушал и в очередной раз думал о том, что у меня нет никакого права вмешиваться в ее жизнь. Она не виновата в том, что для меня никогда больше не будет существовать ни одна женщина. Не виновата, что я всегда буду любить только ее. Но она должна быть счастлива. А, значит, мне нет места в ее жизни.
Я понял, что она замолчала и с интересом изучает мое выражение лица. Я улыбнулся и кивнул ей.
- Ты закончил?
В ее голосе явно слышалось облегчение. Я решил, что за сегодня она рассказала мне о себе больше, чем когда-либо кому-либо раньше. И я был уверен, что не ошибся в своем предположении. Я позволил себе улыбнуться излишне самодовольно.
- Вообще-то нет, просто твой отец скоро вернется домой.
- Чарли! Сколько сейчас времени? - и Белла растерянно посмотрела на часы.
Я уже не раз отмечал для себя ее ответственность и стремление заботиться о родных. Даже для своей матери она была в некотором смысле опекуном, по крайней мере, я именно это видел в Беллиных рассказах о ней. Вот и сейчас она беспокоилась, что забыла о времени и ужине для отца. И виной этому был я и мое любопытство. Я смотрел на нее и понимал, что никогда раньше во мне не было столько нежности. Казалось, даже я не смогу вместить в себя столько. Я перевел взгляд в окно, на затянутое облаками небо.
- Сумерки.
Я сам удивился, как тихо прозвучал мой голос. Мне непреодолимо захотелось вновь увидеть ее глаза, утонуть в них и никогда не всплывать.
- Самое лучшее время суток. И самое спокойное. Хотя и очень грустное, потому что обозначает конец дня и приближение ночи. Тебе не кажется, что в темноте маловато таинственности?
Я был уверен: она найдет, что мне возразить.
- Ночь прекрасна! Разве днем увидишь звезды? Хотя здесь их вообще не видно...
Я засмеялся. Кажется, я действительно иногда начинаю чувствовать ее. Пусть не мысли, а так... настроение, что ли. Просто предугадывать ее реакцию — это уже что-то. Но я также был уверен, что еще не раз Белла докажет мне, как я сейчас ошибаюсь.
Я уже слышал шум машины Чарли, и в голове всплыли события сегодняшнего утра.
- Чарли приедет через несколько минут. Так что, если ты не решила поделиться с ним планами на субботу...
- Нет, такого желания пока не возникло.
Я беззвучно вздохнул. Она неисправима.
- Значит, завтра моя очередь задавать вопросы?
- Нет, конечно!
И как она могла подумать, что я закончил? Да я даже на сотую долю не удовлетворил свое любопытство. Белла демонстративно закатила глаза.
- О чем же еще спрашивать?
- Завтра узнаешь.
Я понимал, что ей пора идти. Но я, как обычно, не хотел отпускать ее. Я прислушивался к стуку ее сердца, к ее дыханию... Они так гармонично звучали на фоне дождя, барабанившего по крыше машины. Я вдыхал ее запах и наслаждался болью внутри себя. Я сходил с ума. Я собрал все силы, чтобы не придвинуться ближе, не прикоснуться к ней... Не делать ошибок. Никаких ошибок, Эдвард.
Я потянулся, чтобы открыть ей дверь. Я почувствовал, как загорается моя рука, оказавшаяся совсем близко от груди Беллы. Я услышал, как ее сердце забилось быстрее. Я вдохнул ее аромат, ставший еще ярче, и чуть не отпрянул назад, как от внезапного удара. Я и не думал, что что-то может меня отрезвить.
- Этого еще не хватало...
Я даже не сразу понял, что пробормотал это вслух. На лице Беллы отразился испуг.
- Что такое.
- Очередное затруднение.
Затруднение. Мне хотелось оказаться неправым, но я знал, что мое обоняние меня не подводит. Ошибки быть не могло. И я знал, что меня тоже заметили. По звуку двигателя я мог понять, что машина остановится всего в паре метров от нас. Я слышал, как хлопнула дверь и капли дождя упали на куртку Беллы. Я знал, что совсем скоро тут будет Чарли. Скрип шин моего «Вольво» по мокрому асфальту. Но я понимал, как бы быстро я сейчас ни сорвался с места, я все равно успею встретиться взглядом с тем, кто сидит в машине. Блэк. Я даже не хотел думать, что за мысли сейчас роятся в его голове. Белла — дочь его друга. И уж рядом с ней он точно не жаждет видеть меня.
Уже на середине дороги к дому я подумал о том, что даже в свою недолгую бытность человеком собакам я, определенно, предпочитал кошек.
Прoкoммeнтировaть
 


в поисках просветаПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
огрнепа
Я узнал О_О
....
пройди тесты:
Зделано по аниме "Наруто" №4
Познай себя
читай в дневниках:
Надо послушать HeartShe eyes me lik...
Unexpectedlyof course! here everyth...
23-31 ХДТЕБЕ НЕ СРАВНИТЬСЯ СО МНОЙ,...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх